livneva

РУСЬ

Ты странная. Тебя поймёт не каждый:

Холмы могил… Разбитости дорог…

Но путник, умирающий от жажды,

Перекрестившись, ступит на порог.

Воды живой студёного колодца

Напьётся из глубокого ковша

Бездонного… И тихо улыбнётся

Твоя простая щедрая душа.

* * *

А тёмный лес молчал и думал...

Скрипела старая сосна…

И в этом сумраке угрюмом

Искала просеку луна.

А в пасти пропасти глубокой,

Куда тропинка не вела,

Безумный ветер гнул осоку,

И волчья ягода цвела…

* * *

Люблю я ночь в деревне русской

С её прохладной тишиной,

Со свежим ветром, тропкой узкой,

С лампадкой – страницей луной.

Бессонных трав ловлю дыханье,

Сквозь шёпот непокорных крон,

И робкий свет звезды печальной,

И вечный приглушённый стон…

* * *

Последние яркие дни.

Вечернего неба забвенье.

Берёз золотые огни

На тоненьких ветках осенних.

Души и раздолье, и боль,

И радость за всё, что случилось,

За Богом дарёную милость

И этот нежданный покой.

За всё, что осталось в тени

Весёлого звонкого лета...

Последние яркие дни,

Грядущих морозов приметы.

* * *

Сгущается сумрак в осеннем лесу.

Тяжёлую ношу я в сердце несу.

Луна из-за тучи тревожно глядит,

И листик кленовый в ладони летит.

И дом мой ещё далеко-далеко.

И страшно идти, и не встретит никто.

Ты, только, пожалуйста, сердце, крепись,

Ведь ноша твоя называется – жизнь.

КАЗАЧКА

(отрывок из рассказа)

     А пока я думала, как лучше высказать это созревшее во мне чувство благодарности, Лида удивила меня своей просьбой.

   - Вы завтра уезжаете, - смущённо сказала она. – А я вот слышала, что вы стихи пишете. Не прочитаете?..

   Я вздохнула. С каких-то недавних пор, сама не знаю почему, перестала я любить читать свои стихи людям малознакомым, посторонним. Может, заметила равнодушие, не знаю, но долгое время уже не читаю, разве что близким подругам да на официальных выступлениях от писательской организации.

   - О любви?.. – поинтересовалась я.

   - Обо всём… - ответила она.

   Я много знаю наизусть, почти все свои стихи могу прочесть без запинки, но здесь, на чистом свежем воздухе, под шелест лозы, стрекотание цикад, сверчков, читала ей о родной своей деревне, где я выросла в Липецком крае, о бабушке, которая растила меня с пелёнок.

   Я читала куда-то в пустоту, этим южным широким деревьям, этому близкому и высокому небу, этим звёздным мерцаньям, и словно самой себе. И, дочитав, повернула голову к Лиде, чтобы увидеть её глаза, по ним угадать, понравилось ли?.. Но моя собеседница сидела, отвернувшись. Она плакала. Тихо-тихо. Молча. По щекам её одна за другой скатывались слезинки, и она их быстро смахивала, а они всё текли и текли.